Питер-трип

Июль 29, 2016

В Питер мы сорвались неожиданно. Наверное, как и большинство москвичей, поскольку жив еще стереотип, что лучшего города для "отдыха выходного дня" на просторах России-матушки не найти. Опять же, три часа на "сапсане", и вы на берегах Невы, а если поднапрячься, то и до холодной Балтики совсем даже недолго.
РЖД тоже лапушки, в межсезонье, ввели приятную акцию: при покупке билетов в день рождения (плюс-минус неделю) счастливый именинник получал пятидесятипроцентную скидку, которую мы благополучно поймали до середины июня.
Итак, 7000 р за четыре билета. Неплохо? Еще бы!

Приятным бонусом стало оптимистичное поздравление от проводницы. "У кого тут день варенья-то? Ну с праздником вас, с праздником!"
К слову, у меня он случился за день до отъезда, и особенных восторгов не вызвал - я носилась по съемкам, вечером решила побаловать себя белым вином, да и то купила не глядя, в результате получив какую-то полусладкую бурду, которую срочно хотелось обозвать обидным словом "компот" и разбавить водичкой. Да и дата. Двадцать пять лет. Четверть века, время к которому спящий внутри меня гений должен был бы уже проснуться и начать творить, да не сложилось. Негодяй либо посеял будильник, либо в отсутствии идей банально помер, либо, что куда более вероятно, вообще не появлялся на свет. Печальный, но вполне реальный факт: не видать мне великих свершений, как своих ушей.

Зато можно увидеть расписной Спас-на-Крови и пузатого Исакия в медной куполообразной шляпе; понаблюдать за тем, как по его могучим плечам, как муравьи, карабкаются многочисленные туристы, а то и самой присоединиться к их числу, поглазеть на панорамы города, а затем спуститься и позволить людскому потоку унести себя к Неве, и дальше, дальше, дальше...
В поездах, даже скорых, отлично получается делать три вещи: читать, мечтать и спать. Совсем идеально, если одновременно.


В шесть утра ты выезжаешь из Москвы и уже в половину десятого с головой окунаешься в питерские будни. В теплое время года Северная Столица преображается. Невский оккупируют многочисленные торговцы сувенирами, уличные художники и праздные зеваки, по набережным разъезжают нарядные свадебные кортежи, из которых то и дело выскакивают элегантные мужчины в костюмах и дамы в кринолинах - так сразу и не разберешь, девятнадцатый век на дворе или двадцать первый? Наконец, таксисты, которые тепло приобнимают тебя за плечи, подхватывают под локоток и готовы везти куда угодно, хоть на край света. Петергоф? Да это же рядом! Дворцовая? Ой, поколесить придется, пробки же, сами понимаете! Что? Пешком? Ну давайте хоть до Рубинштейна подкину, минут за десять управимся.

Рано еще на Рубинштейна. Мы вежливо отнекиваемся и, ухватив покрепче чемоданы, направляемся в сторону Советской улицы, где в одном из дворов-колодцев притаился наш отель.
Точнее, хостел. Еще точнее - коммунальная квартира, безбожно распиленная на множество крохотных пеналообразных комнатушек с фанерными стенами и скрипучими кроватями, настолько же шаткими и древними, как и прокуренный, измазанный белой краской подъезд. Простите. Парадная.
На рецепшн красит ногти барышня-администратор, за ее спиной в пластиковом аквариуме перебирает мохнатыми лапами огромный паук, из соседнего нумера выходит дама средних лет в байховом халате и тапочках с помпонами. В руках чайник, по счастью - электрический.
Тем не менее умиляемся всему: размерам комнатки, возрасту кровати (интересно, кто старше, она, или мой университетский препод по философии?), соседям, стенам, на которые страшно опираться - того и гляди провалятся в соседний "пентхаус". Бросаем вещи и идем гулять.

За два дня в Питере мы не совершили ничего выдающегося. Ну да, как и я в свои двадцать пять.
Спустились вниз по Литейному, поплутав, вышли на Невский, подивились обилию разношерстных туристических групп и отдались на милость GPS, который вывел нас к ближайшему Pita's - закусочной, где можно попробовать типичные хипстерские лакомства, от небанальной шаурмы с ананасами до фалафеля. Все в пите конечно же, и прекрасно идет под яблочный сидр.

Утолив первый голод, двигаемся к Исаакиевскому собору, по пути покупаем по стаканчику "Ленинградского", не забывая увлеченно посматривать по сторонам.
На одноименной площади число украшенных пластиковыми кольцами лимузинов и двухэтажных автобусов приближается к бесконечности. Китайские туристы бодро фотографируют русских невест, пока те, переругиваясь с женихами и подружками на высоченных каблуках, пытаются пробиться к пешеходному переходу и укрыться от любопытных глаз в густой зелени ближайшего сквера.
У билетных касс очередь тоже немаленькая, но наученные горьким опытом кассиры отпускают заветные талончики со скоростью пулеметной очереди, и всего через пятнадцать минут мы начинаем бодрое восхождение на колоннаду.

Для меня это такая же неотъемлемая часть программы, как и ночной трип по барам. В Питере - пить, но это чуть позже. А пока - лезть, вспоминая иной раз и Льюиса с его "дальше - вверх, дальше - вглубь!", и просто "такую-то мать".
Зато наверху, если отключиться от говора таких же отчаянных гостей города и вещающих что-то про Петра Первого динамиков, есть все, что нужно для счастья. Здесь гуляет ветер, который действительно пахнет морем, и солнце такое яркое, что крыши окрашиваются в золото.


Ты смотришь на Питер, точнее, уже на Санкт-Петербург широко открытыми глазами. Летом даже воздух здесь будто бы светится, и по этому поводу в них стоят слезы, а город в ответ смотрит на тебя в упор, как древний, холеный сфинкс. Улыбается во весь рот (я о ней, о Неве конечно же), в уголках которого притаились морщинки мостов; и все лицо его, изрезанное многочисленными каналами и проспектами, не то покрыто боевыми шрамами, не то просто выбившимися из прически волосами.


Питер всегда ассоциируется у меня с героями романа "Дом, в котором"; причудливый клубок улиц, запахов, парковых зон, бельевых веревок и карнизов, по которым гуляют грациозные кошки, Питер Пен и Капитан Крюк в одном флаконе, орел и решка - многоликое и многорукое существо в шелках и кирзовых сапогах, которое с берданкой наперевес прохаживается по ночным подворотням, в поисках не то вечной истины, не то просто собутыльников.

Никогда не угадаешь, сколько ему лет, и что у него на уме, ведь "сердце красавицы склонно к измене" -  и грозовые тучи сменяются солнцем за каких-то десять минут. Раз по двадцать на день.
Рискнули выйти из дома без зонта? Ну-ну, удачи.


Спускаешься по винтовой лестнице вниз - и город преображается. Словно капризная барышня, примерившая круизное платье в полосочку и соломенную шляпку-канотье,
Питер становится как бы не Питер, а немножко Сочи, с его шумными таксистами, фруктовыми ароматами и жарким солнцем, на котором моментально обгорают наши московские носы.
Люди на набережной кстати и правда загорают, увлеченно бултыхают ногами в речной водичке, и Нева кажется неожиданно такой широкой, что почти не видно противоположного берега. Где там Адмиралтейство? Где гинзовский ресторан "Корюшка"?
Все пропадает в этом сверкающем мареве, кажется призрачным, едва осязаемым. Город будто танцует на границе между двух миров, "горнего" и "дольнего", непринужденно перетекая из одного состояния в другое. 

На волне импрессионистского настроения покупаем билеты на катер и часа полтора катаемся по каналам, в пол-уха слушая экскурсию, но по большей части наслаждаясь тем, как плавно суденышко скользит по водной глади. Люди кажутся значительно добрее, чем обычно. С мостов, набережных и каменных ступеней машут руками и шлют воздушные поцелуи, которые, как солнечные зайчики, скачут по куполам церквей, балконам старинных доходных домов и в конечном счете теряются в тенистых аллеях Летнего сада.


"Ежели будет на то воля Господня, то будет здесь новый Амстердам"  -  как-то так, если верить экскурсоводу, которого лет десять назад записали на пленку и с тех пор крутят любителям водных прогулок, говаривал Петр Первый, поглядывая на то, как осушаются болота, возводятся постепенно первые дома, прокладываются улицы и выгибают кошачьи спины мосты, целоваться на которых уже давно стало традицией.
Вот и Зимняя канавка, а за ней - Нева в лучах оранжевого, алого, золотого, ослепительного заката. Лучшего за последние несколько недель, потому что кругом большая вода, и есть, кого взять за руку, когда от восторга станет трудно дышать.
Питер - город чрезвычайно романтичный, вы не находите?

Твердь встречает сиреневыми сумерками, в которых так и хочется заблудиться. Но как можно оказаться здесь субботним вечером и не совершить, хотя бы и небольшую, прогулку по барам! Начинать ее стоит, конечно же, с "Рублиштейна", куда безуспешно пытался отвезти сварливую пассажирку обаятельный таксист из нашумевшего клипа группировки "Ленинград". Шнуров в очередной раз признался своему городу в любви и к тому же сделал ему  превосходную рекламу. Уж очень лихо ребята мчатся в сверкающем автомобиле навстречу солнцу, смачно пьют водку "из горла", а потом в ночи поглощают шаурму. Мент на белой лошади, танцующая в картинной галерее интеллигентная дама-экскурсовод, и звонкое "А пошло оно все нахуй!" - гремучая, но прекрасная смесь, ради которой сюда хочется возвращаться еще и еще.
Да, в Москве тусовки помощнее будут, но здесь, здесь у них есть своеобразный маргинальный шарм. Может ли этим похвастаться Златоглавая?

Начинаем с "Географии". Модное место, которое определенно пришлось бы по вкусу героиням "Секса в большом городе", если бы нелегкая женская доля однажды занесла их в Петербург. Здесь рекомендуется пить коктейли, пробовать "тапас" и наблюдать за публикой. У окна барышни на умопомрачительных каблуках увлеченно фотографируют друг друга, около-гламурная компания отправляет селфи в инстаграм, несколько парочек тянут вино и влюбленно держатся за руки. Наконец, абсолютный фаворит сегодняшнего вечера, свадебный ужин на четверых. Невеста в подвенечном платье, жених в бабочке, пара друзей. Парни налегают на текилу, дамы на шампанское - и всем хорошо. Рядом стоит нетронутый "Цезарь", что понятно. Тут уже не до салата.

Счет: два коктейля "Московский мул в малине" и брускетты с ростбифом.
Общая сумма - чуть больше тысячи рублей.

Двигаем дальше. Мы встали в пять утра, и тут уже не до гулянок, но потусить все же хочется. Проходим мимо бара с интригующим названием "Проходимец", из принципа не заруливаем в "Счастье" (плавали - знаем), пустующему бару "Жиробас" дружно показываем языки (сам такой, ну!) пробуем по паре мудреных и совершенно одинаковых коктейлей в "Tesla bar" и устремляемся в "Цветочки".
На одной из стен там висит пьяная щекастая Луна, летняя площадка переполнена, да и в душном зале яблоку негде упасть. А время кстати - половина второго.
Заказываем "Love is" и какой-то тини, названный в честь Шерлока Холмса. В состав первого входит красный болгарский перец, и это приятно освежает, а глянцевым алым ломтиком очень здорово похрустеть. Второй вариант однозначно понравится любителям виски, ибо его там много. И черносливинка на шпажке в качестве бонуса.
Находим местечко на веранде, смакуем напитки и смотрим, как мимо совершает свой персональный walk of shame нетрезвая, но счастливая пара. Когда еще гулять до упаду, как не в молодости. Где, как не в Питере? Тем более, в разгар сезона.
Зигзагами и в обнимку, но они шли, и определенно были бесконечно влюблены друг в друга, по крайней мере сейчас. А впереди занимался рассвет.
Ну что вы хотели? Белые ночи.
На часах - ровно два.

Счет за два коктейля - примерно рублей 700.

За едой решено отправиться в "Tipplers". Не "Рублиштейна, 24" конечно, но минут за двадцать дойти абсолютно реально. А по пути немного проветриться.
Забегаем в ближайший "Макдональдс" (не сомневаюсь, что ночная выручка здесь не сильно уступает дневной), хватаем кофе, а затем спокойно шествуем до Литейного. Из какого-то караоке-клуба доносится вышеупомянутое "В Питере - пить!", так что подпеваем в полголоса,проходим мимо "Union" (зимой там готовили чудесные бургеры! Не знаю, как сейчас, но очередь у дверей говорит сама за себя), переходим дорогу и через пару минут мы у цели. Напротив манит вывеской "Dead Poets",  но не соблазняемся и устраиваемся у распахнутого окна в "выпивохах". Здесь в принципе всегда душевно.
Из еды правда только "кесадилья", но черт возьми, а подать ее сюда! И пару коктейлей. Помнится, что-то тропическое и что-то с ромом - красиво, вкусно, не очень-то алкогольно. Неплохо для подгулявших туристов, но так себе вариант для того, кому приспичило основательно напиться.
Завтракаем, и в половину четвертого по совершенно светлой, утренней улице, отправляемся домой. Падаем на дряхлое ложе со словами "Развалится - ну и черт с ним!" и отправляемся в страну Морфея.

Счет за два коктейля и "кесадилью" - плюс-минус полторы тысячи рублей
 

Утро начинается в два часа дня. К половине третьего мы выползаем на свет божий, с удивлением отмечаем, что руки-ноги целы, и голова не болит и идем завтракать в "Отмороженое", чумовой ресторанчик на Советской. В меню - "форшмак", суп "солянка", салат "оливье" и мороженое всех сортов. От безобидного "облепихового сорбета" до "медовой самбуки". Ах да, еще "виски с кофе", "лосось", "сыр", "сметана" и "трава" (пломбир со вкусом петрушки, господа хорошие! А вы о чем подумали?).
То, что доктор прописал!
Футуристичный интерьер - вольная фантазия на тему "Вот если бы СССР не распался, и в двадцать первом веке мы летали в Космос, как на работу, и общались с инопланетянами", по плазме крутят "Тайну третьей планеты" и "Приключения Электроника".
А главное - еще и вкусно. Настолько, что я слюной захлебываюсь, когда пишу про "облепиховый сорбет".

Остаток светового дня решено посвятить современному искусству. Едем на Васильевский остров в музей "Эрарта", попутно попадаем под горячую руку кассиру в метрополитене, и еще долго после этого в ушах звенит "Тоже мне, Москва приехала!"
Ну да, приехала. Извините уж.
Про современное искусство писать не буду. Скажу только, что понравилось. Некоторые работы заставляют задуматься, некоторые абстрактно хороши, но от серьезных комментариев воздержусь.


А про U-Space расскажу. По сути, каждый из них представляет собой небольшую комнатку-инсталляцию, в которой можно провести 15 минут наедине с арт-объектами и собственными ощущениями.
Мы выбрали "Истоки", русскую избу, где пахнет деревом и сухой полынью, "Седьмое небо", исключительно ради возможности поваляться на дне корзины воздушного шара, и искрящийся "Вишневый сад", засветившийся, по-моему, во всех travel-инстаграмах.


Если смысл искусства все же в том, чтобы вдохновить и заставить задуматься, то музей мы покинули умиротворенными и почти счастливыми. 

И тут же попали в самое сердце петербургской грозы.
Пожав плечами, прыгнули в такси и поехали ужинать в "Ketch Up Burgers". Можно сколько угодно говорить о пользе здорового питания, но променять сочный бургер на салат - то еще кощунство.
Тем более, они действительно хороши!

А на десерт решено было посмотреть, как разводят мосты. Желательно, и даже принципиально - с воды.
Я да, я серая московская девчонка, которую это зрелище всегда обходило стороной. Видимо, как и многие серьезные вещи, ждало своего часа. Потому что в тот момент, когда гигантские платформы неспешно, но неумолимо начинают отдаляться друг от друга, чувствуешь одиночество. За бортом плещется вода, кругом толпы туристов, берег усыпан ими так густо, что яблоку негде упасть, и так много, много огней! Вечерами Петербург выглядит особенно нарядно.
А тебе грустно. От того, что все заканчивается: и ночь, и жизнь, и выходные. И даже половинкам мощного моста-великана приходится время от времени расставаться.
Грустно и красиво. А со стороны Балтики дует пронзительный ледяной ветер, спрятаться от которого в самом сердце реки практически невозможно.
 

Питерское время подходит к концу, и его остаток коротаем в баре "Сайгон", все здесь же, на Рубинштейна. За окном бушует стихия, бармен лениво режется в "Tekken" с кем-то из завсегдатаев, а соседний столик оккупировал юноша с гитарой, к которому тут же подсаживается симпатичная барышня. Между ними завязывается беседа, а затем они на два голоса ладно и чисто поют что-то из "Аббы".

Just call me angel of the morning angel
Just touch my cheek before you leave me, baby.
Just call me angel of the morning angel
Just touch my cheek before you leave me, baby, oh baby...

Мы пьем красное вино, в высокой вазочке тает клубничное мороженое, снаружи незнакомые, но почему-то почти родные уж ребята курят и пьют пиво прямо под дождем. Непогода - она сближает.
Хороший же бар, и как вчера мимо прошли?
Ну правильно, хорошие вещи всегда случаются вовремя.

Все приходит к тому, кто умеет ждать.
 


Яндекс.Метрика